Главная » Москва биржевая » Ценные бумаги на московской бирже в начале ХХ века

Ценные бумаги на московской бирже в начале ХХ века

Как известно, первое упоминание о биржевой торговле в Москве относится еще к 1790 году. Однако общепринятой датой учреждения Московской биржи считается 8 ноября 1839 года — день, когда биржевые занятия стали проводиться в первом, специально построенном для этой цели здании. Но традиции старого московского купечества долгое время препятствовали нормальной работе биржи — купцы предпочитали решать свои коммерческие вопросы прямо на улице. Лишь в 1860 году уличные собрания были прекращены, а спустя еще десять лет, с 12 января 1870 года, в Москве начинается ежедневная котировка бумаг.


[sc:ads1]

В первые десятилетия своей работы Московская биржа явно уступала по своей активности и насыщенности работе бирже петербургской. Но к началу ХХ века ситуация постепенно начала изменяться, что выразилось в значительном росте числа операций с ценными бумагами в Москве. Увеличение числа сделок потребовало создания при Московской бирже специальной котировочной комиссии по фондам.

Увеличилось к началу XX века и число крупных торговцев, которые имели право вести торговлю на Московской бирже. По данным переписи населения за 1902 год в Москве проживало 1394 фабрикантов и заводчиков, 7896 хозяев и торговых и кредитных учреждений, а также 7290 рантье, то есть людей живших от доходов с денежных капиталов. А, кроме того, в вначале века Московская губерния насчитывала 9067 владельцев торгово-промышленных фирм, обогнав, таким образом, Петербургскую губернию, где таких владельцев было 7707.

Как писал в 1915 году в своей работе "Русские биржевые ценности 1914-1915 гг." специалист в области финансов профессор М.И. Боголепов, "емкость московской биржи вряд ли отстает от санкт-петербургской". Далее Боголепов отмечал, что "фактически на московской бирже происходят обороты с большинством бумаг, находящихся на санкт-петербургской бирже". В то же время следует отметить, что в официальном Бюллетени московской биржи число допущенных к котировке акций промышленных предприятий было весьма ограничено. Профессор Боголепов объяснял это "большей разборчивостью московского биржевого комитета при допущении к котировке на бирже новых промышленных ценностей".

Тем не менее, введение бумаг в котировку на Московской бирже осуществлялось с куда меньшим количеством формальностей, чем на столичной бирже, а, кроме того, инициатива котировки исходила главным образом непосредственно от самих акционеров. Обычно было достаточно устного заявления и представления устава компании, чтобы Московский биржевой комитет дал распоряжение гоф-маклеру1 о внесении бумаги в котировочный бюллетень. При введении же в котировку бумаг, уже котировавшихся на столичной бирже, не требовалось даже устава.

Если в начале ХХ века на Московской бирже были зарегистрированы 120 различных выпусков облигаций, то к 1913 году в официальной бюллетени Московской биржи значилось 146 облигаций разных наименований на сумму 11.706.05 миллионов рублей. В своей работе "Русские биржевые ценности 1914-1915 гг." профессор Боголепов приводит следующую интересную таблицу, отражающую наличие ценных бумаг на Московской бирже в последний предвоенный год:

Источник: Боголепов М.И. Русские биржевые ценности 1914-1915 гг., Петроград, 1915 г., с 85

Как видно из таблицы, а также, по мнению специалистов, специфика Московской биржи начала ХХ века заключалась в том, что особенно большое значение на ней имели акции банков и торгово-промышленных предприятий. Но, кроме того, как отмечали еще современники, еще большее значение имела Московская биржа для " государственных фондов и других бумаг с определенной доходностью". В книге "Русские биржевые ценности 1914-1915 гг." отмечалось: "При реализации государственных займов большая часть падает, как правило, на Москву".

Среди котировавшихся на Московской бирже акций банков лишь акции одного Московского Торгового банка с основным капиталом в 10 млн. рублей котировались только здесь, тогда как акции остальных 19 банков с основным капиталом в 392 млн. рублей находились одновременно и на петербургской бирже. В целом же, биржевая статистика свидетельствовала, что общее число акций, которые котировались только на Московской бирже, было весьма невелико — всего 12 из 69, а основной капитал их равнялся чуть больше 41 миллиона рублей. В большинстве своем эти предприятия являлись местными и носили семейный характер, то есть принадлежали конкретным торгово-промышленным династиям.

Довольно резко Московская биржа отреагировала на начало Первой мировой войны. Сначала паника началась на столичной, петербургской бирже. По сообщениям газет от 12 июля 1914 года, столичная биржа пережила панику, какой давно не видела: "Все ценности, не исключая государственной ренты, летели вниз с головокружительной быстротой". Такие же события происходили и на Московской бирже: "Бумаги летели стремительно вниз. Продавцов было сколько угодно, а покупателей никого. Бумаги понижались на десятки рублей. Такого смятения не было ни перед последней балканской, ни даже перед русско-японской войной".

17 июля 1914 года фондовая торговля в Москве была прекращена. Однако уже с конца 1914 г. стали проводиться частные биржевые собрания для осуществления фондовых сделок. Интересно, что в Москве эти собрания проходили в здании самой биржи. Особенно активно они стали действовать с весны 1915 года.

После февральской революции вновь открытая Московская биржа просуществовала только несколько месяцев до октября 1917 года. В декабре же 1917 года вся торговля ценными бумагами в России была запрещена.

1 Гоф-маклер — главный биржевой маклер, член биржевого комитета, избираемый членами биржи из числа биржевых маклеров. В обязанности Г.-м. входит контроль за деятельностью маклеров, составление отчетов по состоявшимся сделкам для биржевой комиссии.


Материал написан на основе монографий, статей, документов и материалов, представленных в разделе «Библиография».

Ответить