Династия Морозовыx

Почти каждый гражданин нашей страны со школьной скамьи слышал хоть что — нибудь о Морозовых. "Фабриканты Морозовы", "Морозовская мануфактура", "Морозовская стачка" — эти понятия неразрывно связаны в народном сознании с самой знаменитой, пожалуй, династией предпринимателей дореволюционной России. Самым известным ее представителем является, конечно же, Савва Тимофеевич Морозов, но не все, вероятно, знают, что он принадлежал к одной из четырех ветвей многочисленного рода Морозовых.


[sc:ads1]

Морозовы происходят из древнего старообрядческого рода из деревни Зуево Богородского уезда Московской губернии. Основателем славной мануфактурно — промышленной семьи считается крепостной крестьянин помещика Рюмина Савва Васильевич Морозов (1770 — 1860). Работая ткачом на фабрике местного купца Кононова, он занял у того крупную сумму, чтобы откупиться от армейской службы (рекрутчины). Напомним, что в те времена она продолжалась 25 лет. Невозможность отдать долг из своего скудного жалования заставила Савву Васильевича перейти на сдельную оплату, и через два года напряженного труда деньги были возвращены кредитору. В 1797 г. Морозов женился на дочери красильного мастера Ульяне Афанасьевне. Благодаря ее приданному в пять золотых рублей он в том же году открывает собственную шелкоткацкую мастерскую. Товар сбывал в Москве, ежедневно пешком добираясь до Рогожской заставы. В 1820 г. Савва Васильевич выкупился из крепостной зависимости вместе с сыновьями — Елисеем, Захаром, Абрамом, Иваном и Тимофеем за огромную по тем временам сумму — 17 тысяч рублей ассигнациями.

Савва Морозов

Cтав свободным человеком, старший Морозов деятельно берется за расширение дела и в 1823 г. покупает у своего бывшего помещика Рюмина земли на правом берегу Клязьмы в местечке Никольское, где была основана знаменитая в последствие мануфактура. В 1825 году Савва Васильевич основал московскую фабрику, которая в сороковых годах состояла из 11 строений, где помещались 3 ткацких, 1 сновальная и 3 красильных и сушильных. Машин не имелось, но было 240 ручных станков с жаккардовыми машинами для выработки цветных узорчатых тканей. Эта московская фабрика была ликвидирована после Крымской войны. В городе Богородске в 1830 г. им была открыта фабрика, со временем превратившаяся в Богородско — Глуховскую мануфактуру. В 1847 г. при помощи известного нам Л. Кнопа в Никольском строится крупнейшая в России бумагопрядильная фабрика. В 1842 г. Морозовы получили потомственное почетное гражданство. Скончался Савва Тимофеевич Морозов в 1860 г. купцом первой гильдии, оставив своим потомкам колоссальный капитал и многочисленные фабрики.

Еще в 1850 году старый Морозов выделил капитал для старших сыновей Елисея и Захара, в 1860 году фирму преобразовали в паевой торговый дом "Савва Морозов с сыновьями", который в 1873 году переименовали в Товарищество Никольской мануфактуры "Саввы Морозова сын и Ко".

Елисей (1798-1868) организовал свою мануфактуру, но постепенно потерял к ней интерес. Будучи фанатичным приверженцем одной из старообрядческих сект, федосеевского согласия, он стал попечителем староверческих молелен и занялся богословием. Его именем назван один из старообрядческих толков (Елисова вера).

Как предприниматель гораздо более известен сын Елисея Викула (1829-1894). По его имени эта ветвь рода зовется Викуловичами. В 1882 году он учредил "Товарищество мануфактуры Викулы Морозова с сыновьям в Никольском" — наиболее прибыльное предприятие во всей тогдашней текстильной промышленности России. На фабрику он принимал только староверов, но в то же время не чурался достижений прогресса. Викула часто ездил в Англию, изучал там хлопковое дело и внедрял у себя разные новшества. Для рабочих строились казармы с бесплатным проживанием, больницы, школы (в том числе единственная в России легальная старообрядческая школа), богадельни и даже два футбольных стадиона.

Другой сын Саввы Тимофеевича — Захар (1802 — 1857) — стал основателем другой ветви морозовского рода — Захаровичей, или богородских Морозовых. В 1842 г. Захар приобрел село Глухово, куда перенес свое предприятие из Богородска. Через два года там была открыта бумагопрядильная фабрика, на которой трудились 450 рабочих. После смерти Захара предприятие преобразовали в Товарищество Богородско-Глуховской мануфактуры. Оно стало первым торгово промышленным товариществом в Центральном районе России. В 1884 году там работало уже 8 500 человек.

Третий сын — Абрам (1806 — 1856) считается основателем тверской ветви рода — Абрамовичей. Основанием фабрики в Твери по просьбе Саввы Васильевича занимался младший брат Абрама Тимофей, руководивший ею до 1861 года, затем она перешла к детям Абрама Саввича — Абраму и Давиду. В 1878 году на фабрике работали почти 6 тыс. человек, перерабатывалось 212 тыс. пудов хлопка. В 1863 году владелицей мануфактуры стала вдова Абрама Абрамовича Варвара Алексеевна (1848-1917). Она и ее сын Иван прославились благотворительностью и социальным обустройством — их рабочие могли жить в отдельных домиках на четыре семьи, для них построили школы, ясли, больницы, туберкулезный санаторий в Гаграх и Народный театр.

Мало что известно об Иване Саввиче Морозове (1812-1864). Делом он не интересовался, а его капитал после смерти единственного сына Сергея в 1904 году перешел в другие руки.

Самой же знаменитой ветвью фамилии Морозовых стали Тимофеевичи — младший сын Саввы Васильевича Тимофей Саввич (1823 — 1889) и его потомки. Тимофей Саввич с 1850 г. являлся главным распорядителем основного капитала своего отца сначала через фирму "Торговый дом "Савва Морозов с сыновьями", а потом через Товарищество Никольской мануфактуры "Саввы Морозова сын и Ко". Этого отпрыска дома Морозовых отличала неимоверная энергия и деловое чутье. Все свои силы он вкладывал в модернизацию и расширение производства. Чтобы не зависеть от поставок хлопка, например, он скупал земли в Средней Азии и занимался собственным его производством. Ради подготовки русских специалистов он учреждал стипендии при Императорском техническом училище для отправки окончивших курс инженеров за границу, а потом брал их на свои предприятия. В результате к 1881 году на фабриках товарищества уже работали 25 800 человек, а хлопка перерабатывалось более 250 тыс. пудов. Тимофей Саввич первым получил почетное звание мануфактур советника, его избрали гласным Московской городской думы и председателем Московского биржевого комитета. Его жена, Мария Федоровна (1830 — 1911), после смерти Тимофея Саввича стала руководителем фирмы и главой многочисленной семьи. У Тимофея Саввича было два сына и три дочери, — Савва и Сергеи Тимофеевичи, Анна, Юлия и Александра Тимофеевны.

Савва Тимофеевич Морозов (1862 — 1905) — наиболее известный представитель этого рода. В историю он вошел, прежде всего, как выдающийся меценат, один из создателей Московского художественного театра, друг К. Станиславского и М. Горького. На создание МХАТа им было потрачено свыше 300 тысяч рублей. Но в то же время Савва был квалифицированным инженером-химиком (окончил Московский университет, учился и в Кембридже) и очень талантливым предпринимателем, с охотой принявшим на себя руководство отцовским бизнесом. В отношении с рабочими своих предприятий Савва Тимофеевич, в отличие от отца, полагался уже не старообрядческие традиции, а пытался строить их на основе взаимной гражданской ответственности. При нем произошли значительные улучшения в условиях труда и быте рабочих мануфактур и их семей. Были построены новые общежития (бесплатные), больницы, бани, в Никольском организовали Парк народных гуляний. Но главная идея Саввы — участие рабочих в прибылях фабрик. Во время волнений на его фабриках в феврале 1905 года он поставил вопрос о включении рабочих в число пайщиков. Все это крайне не нравилось его властной матери Марии Федоровне, которая как главная пайщица и директриса-распорядительница в апреле 1905 года устранила Савву от управления предприятиями. 13 мая 1905 г. Савва Морозов застрелился в номере гостиницы во Франции (в Ницце), где находился на излечении от нервного расстройства. Причины самоубийства остались загадкою для общественности. Говорили о неудачном романе с актрисой Марией Андреевой, о запутанных отношениях Саввы Тимофеевича с большевиками (которым он много помогал деньгами). При его поддержке печатались ленинская "Искра", выходили большевистские газеты "Новая жизнь" в Петербурге и "Борьба" в Москве. Он сам нелегально провозил типографские шрифты, прятал у себя наиболее ценных "товарищей". В грядущей революции Морозов видел путь модернизации России, выход из ее "вековой отсталости" от Запада.

Мария Федоровна возглавляла империю до самой смерти, увеличив капитал почти в пять раз (до 29,346 млн. рублей).

Младший сын Саввы Тимофеевича — Сергей (1860 — 1944) — также как отец являлся известным меценатом. Он спонсировал Строгановское училище, помогал художникам В. Поленову и В. Серову, являлся одним из учредителей Музея изящных искусств на Волхонке (нане Музей им. А. С. Пушкина) и создателем Кустарного музея. В 1925 г. эмигрировал во Францию.

Итак, рассмотрев историю династии Морозовых, можно отметить следующие характерные ее черты. Как и большинство крупнейших торгово — промышленных семейств России Морозовы принадлежали к старообрядчеству. Основатель Морозовской империи, Савва Васильевич являлся крепостным, своим тяжким трудом добился для себя и своей семьи свободы и закончил свой жизненный путь на вершине финансового успеха — купцом первой гильдии. Многочисленные потомки разделили капиталы и предприятия отца. Управление ими не было централизованным, как и не было единого "Морозовского треста". Более того, разные ветви этого рода подчас конкурировали между собой. Например, когда шло строительство Московско-Нижегородской железной дороги, развернулась борьба между Богородскими, Зуевскими и Никольскими фабрикантами — где ей проходить — через Богородск, Зуево или Орехово. Победили Никольские Морозовы, дав строителям соответствующую взятку. И все же Морозовы отличаются от остальных российских торгово — промышленных "тузов" своей приверженностью семейному делу. С начала XIX и до начала XX века насчитывалось пять поколений, и почти все их представители в той или иной степени продолжали традицию. В наши дни в подмосковном городе Орехово — Зуево, исторической родине славной фамилии, до сих пор нет ни одного бюста, ни одного памятника Морозовым, ни одной улицы, названной их именами. Нам кажется, что эта историческая несправедливость должна быть исправлена, ведь Морозовы оставили после себя России богатейшее промышленное и художественное наследие. А главное, история этой семьи может служить всем нам великолепным примером трудолюбия, целеустремленности и успеха.

Материал написан на основе монографий, статей, документов и материалов, представленных в разделе «Библиография».

Ответить