Династия Прохоровых

История славной российской промышленной династии Прохоровых началась в 1799 г., когда ее основатель, Василий Иванович Прохоров (1755 — 1815) вместе со своим компаньоном, Федором Ивановичем Рязановым основал небольшую ситценабивную фабрику в Москве, ставшую в последствие знаменитой Прохоровской Трехгорной мануфактурой. Подобно большинству московских купеческих фамилий рубежа XIX — начала XX века этот род происходил из крестьянской среды. Отец Василия Ивановича, принадлежал к монастырским крестьянам Троице-Сергиевской лавры. В 1764 году, когда у монастырей по указу Екатерины II были отобраны вотчины, он освободился от крепостной зависимости и вскоре же с семьей переехал в Москву на постоянное жительство и приписался к мещанам Дмитровской слободы.

[sc:ads1]
Свой трудовой путь Василий Иванович начал приказчиком у старообрядца — пивовара. Как это часто бывало, толковый работник сам решил попробовать себя в деле хозяина, и открыл собственную пивоварню. Это произошло, скорее всего, в начале 80-х годов, так как известно, что 3-го ноября 1784 года Василий Иванович приписался в московские купцы. Интересны духовные искания новоявленного московского купца. Под влиянием мощной Рогожской старообрядческой общины он перешел в раскол, но через десять лет вернулся в лоно Матери — Церкви. Знавшие его люди отмечали глубокую религиозность и приверженность строгому укладу семейной жизни.
    

Пивоваренное дело не прельщало чету Прохоровых, так как противоречило их религиозному мировоззрению. Супруга Василия Ивановича Екатерина Никифоровна часто говорила: "Не могу я молиться об успехе твоего дела, не могу желать, чтобы больше пил народ и через то разорялся". Случай изменить характер своего дела Прохорову вскоре представился. Судьба свела его с Ф. И. Резановым, будущим вторым основателем фирмы. Сын пахотного солдата Стрелецкой слободы города Зарайска Рязанской губернии Резанов, даровитый и предприимчивый человек досконально постиг тонкости ситценабивного производства. Ему не хватало капитала и связей в промышленной среде, в то время как Прохоров был лишен его знаний производственного процесса. Таким образом, стороны пришли к взаимовыгодному согласию и заключили договор на устройство ситценабивной фабрики в Москве.

По условиям договора, заключенному в июле 1799 г., они должны были работать вместе пять лет, 9 частей прибыли делить пополам, а десятую — "Резанову за его знания и распоряжение". К 1810 г. на фабрике трудилось порядка 100 человек, почти вся работа велась вручную, лишь два механизма имели конные приводы. Спустя три года пути компаньонов разошлись, и сумма при разделе составила 150 тысяч рублей в деньгах и имуществе. Разорение Москвы французами в 1812 г. весьма способствовало развитию Прохоровской мануфактуры. Большинство московских фабрик было разорено и в отсутствие конкуренции через какие-нибудь два года производство увеличилось в десять раз. Способствовало успеху и быстрое развитие хлопчатобумажной промышленности в послевоенной Европе.

После смерти Василия Ивановича в 1815 г. руководство делом взял на себя второй сын, Тимофей (1813 — 1833). Именно с его именем связана неизвестная доселе в России частная инициатива: создание "самовоспроизводящейся" системы хозяйствования (в современной экономической теории эту систему называют японской). Новый владелец революционно решил вопрос комплектования штатов предприятия. Его не устраивал стандартный путь — выписывать обученных иностранцев, что было дорого и не решало проблему в целом. В 1816 г. на фабрике открылась первая в России ремесленная школа. Часть дня дети обучались в фабричных мастерских, часть проводили в школе, где уроки вели приглашенные учителя. Причем детишки занимались тем ремеслом, которое им нравилось, и к которому они имели талант. Сам Тимофей активно следил за процессом обучения, он успевал всюду, и это было залогом успеха его начинания. Мальчиков он принимал по контракту на 4-5 лет, с родителями заключал договор. Ему удалось подготовить сплоченную команду образованных мастеров, которые чаще всего оставались на фабрике на всю жизнь. В 1833 г., окрыленный успехом ремесленной школы, Тимофей Васильевич покупает обширный дом на Швивой Горке и открывает здесь фабрику-школу. Программа была составлена так, чтобы дети московских мещан становились мастеровыми, а из мастеровых — мастерами и даже учителями мастерства. В доме были мастерские, спальни, кабинеты, классы, причем помещение было устроено так, чтобы хозяин мог в несколько минут обозреть всю территорию.

Физический труд очень разумно чередовался с умственным. Если ученик был усерден и талантлив, ему назначалось жалованье в 200 руб. (огромные деньги по тем временам). В целом, содержание каждого ученика обходилось хозяевам в 260 руб. с налогами. Годовой расход на школу в 1842 г. составил 25845 руб. Однако совершенно очевидно, что деньги эти никогда не пропадали впустую, потому что из питомцев вырастали действительно грамотные и опытные, а главное, верные мастера.

Тимофей Васильевич был хорошим хозяином. Умения и таланты своих специалистов он оборачивал в свою пользу: так, нанимая на фабрику мастеров, заключал с каждым контракт, по которому они обязаны были обучать детей ремеслу и быть для них примером в работе. Безграмотные должны были посещать школу.

Прохоровы следили очень внимательно за всякого рода усовершенствованиями, нововведениями в ткацком, красильном, ситценабивном и особенно в платочном деле, как в России, так и заграницей. Все, что появлялось в этой отрасли промышленности нового, немедленно заводилось ими на своей фабрике. На это они не жалели ни средств, ни труда. Благодаря этому по прочности и яркости красок, по изяществу и разнообразию рисунков на набивном товаре Прохоровская фабрика принадлежала к числу первоклассных. Успеху Прохоровской фабрики способствовали главным образом новизна и оригинальность рисунков. Рисунок в те времена не покупался еще за границей, а был продуктом творчества русских рисовальщиков, творчества, воспитанного на орнаментах бухарского, персидского и византийского искусства, реже английского и французского.

Рисунки Прохоровской фабрики восточного типа имели большой успех. Удивительным творцом в этом деле на фабрике был Тарас Егорович Марыгин, питомец Прохоровской ремесленной школы. Художественно- промышленная деятельность этого самородка-художника, придавшего своеобразный и интересный облик товарам Прохоровской мануфактуры на целое столетие, продолжалось более пятидесяти лет. В семье Прохоровых к тому времени подросло еще два надежных помощника, братья Тимофея Васильевича, Яков и Константин Васильевичи. Они оба были специалистами в области своего производства и много помогали брату.

Развитие ткацкого производства требовало постройки все новых и новых корпусов. На это требовалась затрата значительного капитала, которым братья не располагали. Пришлось прибегнуть к аренде фабричных зданий. В 1821-31 годах Прохоровы арендовали ткацкую фабрику в Серпухове и устроили там 140-150 станов. Кроме того, у них в то же время была в аренде земля у Крестцовой заставы. По обороту товара и по числу занятых людей ткацкое дело в тридцатых годах у Прохоровых было даже шире, чем ситценабивное.

В 1833 г. Тимофей Васильевич отделяется от братьев, и руководителями фабрик стали три его брата: Иван, Константин и Яков Васильевичи. Братья разделили между собой обязанности по управлению делами фабрик. Иван взял на себя управление ткацким делом и хозяйственной частью предприятий. Константин Васильевич специализировался на красильной и ситценабивной стороне производства. Торговой сферой занялся Яков Васильевич.

Успешная производственная и просветительская деятельность братьев Прохоровых была замечена государством. В 1835 г. в Москве прошла мануфактурная выставка, в которой участвовали обе фирмы Прохоровых. Государь Николай Павлович лично удостоил их благодарности "за учреждение школ и за попечение о нравственности рабочих на фабриках". Вскоре после выставки Тимофей Васильевич получил звание Мануфактур-Советника.

В начале 40 — х годов Прохоровы механизируют производство ситца, в 1841 г. на "Нижнем дворе" в Москве был выстроен новый каменный фабричный корпус. В следующем году началось усиленное оборудование фабрики: из Бельгии было получено два паровых котла, а с завода Шепелева — первая на фабрике паровая машина. Расширение производства поставило перед братьями вопрос об изменении формы собственности. 8 мая 1843 года братья Прохоровы заключили между собою нотариальный договор на образование Торгового дома под фирмою "Братья И., К. и Я. Прохоровы".

В декабре 1857 года Константин и Яков Васильевичи получили разрешение на ведение своих торгово-промышленных дел под новою фирмою: "Братья К. и Я. Прохоровы". Новый договор был близок к договору 1843 года. Совершенно новым является § 9, в котором договаривающиеся братья, признавая себя по возросту и здоровью не в достаточной мере сильными, уполномочивали Ивана Яковлевича "управлять делами фирмы по доверенности", а несовершеннолетнего еще Константина Константиновича определили к нему

помощником, в полное его распоряжение. Ивану Яковлевичу предоставлялось право по смерти кого-либо из договаривающихся стать равноправным товарищем, а в случае смерти обоих — полным хозяином всех дел фирмы. Ему пришлось пережить нелегкие времена в начале 60 — х гг., когда отечественная промышленность переживала последствия мирового экономического кризиса.

Иван Яковлевич сумел значительно расширить производство, но необходимость в помощниках становилась все более очевидной. На семейном совете Иван Яковлевич, его супруга Анна Александровна и брат его Алексей Яковлевич пришли к мысли учредить товарищество на паях. В число учредителей они пригласили двух лиц из испытанных служащих — Никиту Васильевича Васильева и Василия Романовича Келлера, занимавшего должность главного бухгалтера с 1868 года. 15 марта 1874 года был Высочайше утвержден Устав товарищества: "Для содержания и распространения ситценабивной фабрики, находящейся в Москве, в Пресненской ч., в 3 квартале и принадлежащей Торговому дому "К. и Я. Прохоровы". Основной капитал товарищества был определен в полтора миллиона рублей.

В марте 1877 г. Товарищество купило красильную и ситценабивную фабрику М. К. Балашевой. В январе следующего года состоялась покупка фабрики Игнатова в Серпухове. В октябре 1881 г. в возрасте сорока пяти лет умер Иван Яковлевич Прохоров, оставив после себя двух сыновей — наследников: Сергея и Николая Ивановичей.

Представители четвертого поколения промышленной династии получили блестящее образование. Сергей Иванович окончил естественное отделение физико-математического факультета Императорского Московского университета, а Николай Иванович — юридический факультет. В управлении семейным делом братья распределили обязанности следующим образом. Сергей Иванович взял на себя техническую сторону производства, а в ведении Николая оказалась коммерческая деятельность Товарищества. Сергей Иванович известен своими изысканиями в области химии, которую он поставил на службу делу. Прежде всего, он основывает в 1882 году на своей фабрике научную химико-аналитическую лабораторию и поручает ее одному из лучших своих университетских учителей — Освальду Карловичу Миллеру, и сам принимает непосредственное участие в решении всех технических вопросов. Прежде всего, Прохоровская фабричная лаборатория поставила себе задачу найти научно обоснованные способы определения достоинств тех продуктов, которые поступали на фабрику. Крупнейшей работой химической лаборатории является постановка отбеливания хлопчатобумажных тканей на чисто научных основах.

Начало XX века ознаменовалось для Прохоровской Трехгорной Мануфактуры большим успехом на Всемирной Парижской Выставке 1900 г. За успешное решение ряда технических вопросов Товариществу была присуждена высшая награда "Grand Prix". В 1905 г. грозная волна революции, прокатившаяся по всей стране, не обошла стороной и прохоровские предприятия. В годы Первой мировой войны Товарищество организовало при фабриках три лазарета, взяло на себя заботу о семьях, чьи кормильцы были призваны на фронт.
В. П. Рябушинский справедливо заметил: "Родовые фабрики были для нас то же самое, что родовые замки для средневековых рыцарей". В отношении Прохоровых это в особенности верно. Прохоровская семья, в лице ее мужчин, прежде всего, жила своим делом. Выражение "прохоровский ситец" было указанием не только на фабричную марку, а на творчество семьи и ее представителей. Поэтому Прохоровы мало проявили себя в общественной деятельности. Эта культурная и даровитая семья не дала ни городского головы, ни председателя биржевого комитета. Все время и все внимание уходили на фабрику. Зато на фабрике было сделано все, что можно: больница существовала с 70-х годов, амбулатория, родильный приют, богадельня; школа была устроена в 1816 году; ряд ремесленных училищ для подготовки квалифицированных рабочих, ряд библиотек, свой театр и т.д.

После Октября 1917 г. Прохоровские предприятия были национализированы, но след этой фамилии навсегда вошел в историю отечественной промышленности и предпринимательства.

Материал написан на основе монографий, статей, документов и материалов, представленных в разделе «Библиография».

Ответить