Главная » Москва торговая » Сословная эволюция предпринимательского слоя в России в конце 19 – начале 20 вв.

Сословная эволюция предпринимательского слоя в России в конце 19 – начале 20 вв.

Принцип сословности был стержнем государственности России на протяжении веков. Сословный строй окончательно оформился в 18 в., в период «просвещенного абсолютизма». Численность населения России к началу 19 в. была примерно 37 миллионов человек. Слово «примерно» означает, что органы государственного управления в то время обладали весьма приблизительными данными о динамике численности населения страны. Понятие «всероссийской переписи населения» тогда не существовало, а периодически проходившие ревизии податных «душ» давали весьма приблизительные цифры.


[sc:ads1]

К началу 19 в. все население страны было поделено на четыре сословия: дворянство, духовенство, городское население (мещанство + гильдейское купечество) и крестьянство. Первые два сословия, дворянство и духовенство, являлись привилегированными. Самым многочисленным сословием было крестьянство.

Что касается влияния сословного фактора на развитие предпринимательства, то следует признать, что, сыграв свою историческую роль в государственном развитии, на определенном этапе он себя изжил и стал оказывать скорее отрицательное влияние.

Предпринимателями могли быть выходцы из любого сословия, процесс межсословной «диффузии» набирал обороты век от века сильнее и в начале 20 в. структура предпринимательского слоя сильно отличалась от структуры торгового сословия начала 18 в. Попробуем в общих чертах проследить, как происходил этот процесс.

Дворяне: аристократы-предприниматели

Привилегии дворянства были закреплены несколькими законодательными актами 18 в.: указом императора Петра III «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», более известным как «Манифест о вольности дворянства» от 18 февраля 1762 г. и «Жалованной грамоте дворянству» императрицы Екатерины II от 21 апреля 1785 г., подтвердившей основные положения первого манифеста.

Согласно этим указам, дворяне были освобождены от обязательной военной и гражданской службы и получали ряд политических и экономических привилегий, главной из которых было право на владение «населенными имениями». Так, например, дворянам разрешалось основывать на своих землях промышленные и торговые предприятия, с 1755 г. им принадлежало монопольное право винокурения и так далее.

Что касается удельного веса дворянства в населении страны, то к середине 19 в. он составлял в нем около 1%: 500 тысяч человек. Многие дворяне екатерининской эпохи и дальнейшего времени являлись крупными предпринимателями: князья Долгорукие, Гагарины, Куракины, Потемкины, графы Шуваловы и другие. Они были серьезными конкурентами купцам, так как пользовались мощной государственной поддержкой.

Купечество: гильдейское и мещанство

Купечество, являвшееся на протяжении многих веков главным торговым сословием России также претерпело в 18 в. значительные изменения. Древние торговые корпорации гостиной и суконных сотен были упразднены и слиты в единое купеческое сословие с учреждением в 1720 г. императором Петром I Купеческого магистрата. Манифестом 17 марта 1775, а также Городовым положением 1785 г. купеческое сословие было разделено на гильдейское (привилегированное) купечество и мещан.

Было установлены три гильдии, пребывание в которых зависело от размера объявленного купцом капитала. В первую гильдию зачислялись купцы с капиталом 500 до 1000 рублей, во вторую – от 1000 до 10 тысяч, в третью – от 10 тысяч рублей и выше. Остальные мелкие торговцы, ремесленники и наемные работники не вошедшие в гильдии, были отнесены к мещанам. Купцы с капиталом более 50 тысяч рублей были выделены в особый разряд «именитых граждан», которые вместе с купцами первой гильдии получили преимущественное право вести заграничную торговлю.

Кроме того, купцы первых двух гильдий освобождались от телесных наказаний, рекрутского набора и подушной подати. Только выкупивший гильдейское свидетельство (1-5% с объявленного капитала) имел право именоваться купцом. В противном случае он выбывал в разряд мещан. В отличие от других сословий, пребывание в купечестве не было пожизненным.

Купец обязан был выбирать гильдейское свидетельство ежегодно. Это обстоятельство приводило к тому, что купечество являлось своего рода перевалочным пунктом для всех, кто двигался вверх или вниз по общественной лестнице. Верхушка купечества стремилась сочетать своих детей браком с дворянами, так как это давало им более высокий социальный статус, доступ к государственной службе и право на покупку крепостных.

Купцы, не уплатившие ежегодных гильдейских пошлин, выбывали в сословие мещан. Мелкие предприниматели из крестьян, мещан и ремесленников, сколотив минимальный капитал, необходимый для перехода в купеческое сословие, вступали в гильдии а их внуки могли стать уже дворянами.

Реформы 1775 – 1785 гг. способствовали открытости купеческого сословия и притоку в него свежих сил. Так, например, высший слой московского купечества в конце 18 в. Формировался в основном из иногородних купцов, а также крестьян. О крестьянском предпринимательстве стоит сказать отдельно.

Крестьяне: природная смекалка и упорство против сословных привилегий

Крестьянство, составлявшее абсолютное большинство населения России на всем протяжении ее истории до 1917 г. было основным податным сословием, своим трудом обеспечивающим развитие экономики страны. Именно из него «рекрутировались» в купечество наиболее активные представители этого сословия. Из многомиллионных рядов этих тружеников-хлебопашцев ведут свое начало большинство крупнейших предпринимательских фамилий дореволюционной России.

Главным фактором, тормозившим экономический рост государства, помимо сословности, было крепостное право. Оно делало невозможным складывания рынка рабочей силы, препятствовало развитию производительных сил. Так, государству приходилось приписывать к заводам целые сельские общины. Подобный труд, рабский, по сути, естественно, не мог быть эффективным.

И все же, природные упорство и смекалка русского человека преодолевали многочисленные преграды, выстроенные на его пути к успеху крепостническим государством. Примеры этому можно найти еще во времена Ивана Грозного, даровавшего огромные привилегии знаменитым поморским купцам Строгановым, своим трудом расширявшим влияние русского государства на восток. В начале 17 в. Демидовы стали основоположниками промышленности на Алтае и в Западной Сибири.

Во главе колонизации той же Сибири шел русский крестьянин, сочетавший в одном лице торговца, охотника и хлебопашца. Правовое положение предпринимателей из «простолюдин» в России было крайне уязвимо. В 1747 г. был издан указ императрицы Елизаветы Петровны, согласно которому алтайские заводы Демидовых переходили в собственность царской фамилии.

Первая половина 19 в. : время перемен

На протяжении первой половины 19 в. проходил процесс становление «новых», крестьянских купеческих фамилий: Морозовых, Рябушинских, Коншиных, Ляминых и многих других. Подавляющее большинство из них были выходцами из крепостных крестьян. «Старые» купеческие фамилии, как, например, Строгановы, напротив, стремились покинуть «мужицкое» сословие и перейти в элиту общества – дворянство, что было сделано ими еще в 18 в.

Дворянское предпринимательство продолжало развиваться, но в 19 в. первенство постепенно переходит в крепкие крестьянские руки вчерашних крепостных. В Центральной России главной отраслью промышленности, где зарождались их миллионные состояния, было текстильное производство. Начальный капитал для открытия собственного дела приобретался различными путями: накоплением, получением приданного при женитьбе, как у Саввы Морозова. Десятилетия напряженного труда понадобились основоположникам знаменитых купеческих династий для обретения экономической устойчивости и создания налаженного механизма воспроизводства капитала.

И все же, в России, где все всегда зависело от государства, одного энтузиазма и наличия предпринимательской смекалки было не достаточно для расцвета экономики в масштабах страны. До середины 19 в. частный капитал оставался преимущественно торговым, он не мог еще опереться на солидную промышленную базу. К 1861 г. В пятидесяти Европейских губерниях насчитывалось 99 механических и 230 литейных заводов. Подавляющее большинство из них оставались государственными или помещичьими. К середине века в России имелось лишь около полутора тысяч километров железнодорожных путей. Отсутствовали свободные капиталы для развития промышленности и торговли, квалифицированная рабочая сила, во всех отраслях промышленности остро не хватало инженерно-технических кадров, покупательная способность населения была крайне низка.

Внешнеполитические претензии царского правительства не соответствовали уровню экономического развития России, что наглядно показала Крымская компания 1855-1856 гг. Она вскрыла серьезное отставание нашей страны по уровню экономического развития от наиболее развитых стран Европы. Дальнейшее промедление с осуществлением реформ могло стать для России роковым.

Великие реформы и торговое сословие

Реформы императора Александра II по праву получили название «великих». Они были проведены во всех областях политической и экономической жизни страны и сильно изменили ее облик. Для экономики России главным было то, что появился рынок рабочей силы и началось активное развитие капиталистических отношений. Всплеск акционерного учредительства явился лучшим показателем качественных изменений в экономике страны. К выходу на историческую сцену стал готовиться будущий «могильщик капитализма», рабочий класс.

Формально сословное деление общества сохранилось, но под воздействием капитализма оно стало постепенно видоизменяться, государство сделало шаг от феодальной монархии к буржуазной. Дворянство было вынуждено приспосабливаться к новым, капиталистическим, экономическим отношениям, что далось ему нелегко. Не все смогли перестроить свои хозяйства на новый лад, и часть дворян разорилась и перешла в другие сословия. И все же дворянство сохранило политическую власть и влияние, крупнейшими землевладельцами оставались по-прежнему помещики.

Во второй половине 19 в. в правовом положении купечества происходят значительные изменения. Перемены в социально-экономической жизни общества повлекли за собой изменения в торгово-промышленной политике и в правовом статусе предпринимателей. 1 января 1863 г. вступило в силу «Положение о пошлинах на право торговли и других промыслов», а законом от 9 февраля 1865 г. в него были внесены некоторые уточнения.

В соответствии с этими законодательными актами, права купцов предоставлялись гражданам, уплатившим патентные и билетные торгово-промышленные сборы. Число купеческих гильдий сокращалось до двух, соответственно торговые патенты, или гильдейские купеческие свидетельства, подразделялись на 2 разряда — гильдии. Открывать и содержать торговые и промышленные заведения можно было только после получения гильдейского свидетельства. Свидетельство первой гильдии давало право на оптовую торговлю российскими и иностранными товарами на всей территории страны, содержать фабрично-заводские заведения и принимать повсеместно подряды без ограничения суммы. Соответственно купец второй гильдии мог производить розничную торговлю в пределах города и уезда, содержать фабрично-заводские заведения и принимать подряды на сумму не более 15 тысяч рублей.

Начало 20 в.: явление третьего сословия, буржуазии

Нарождавшаяся буржуазия в лице торгового сословия укрепило свои позиции. Второе поколение крестьянской буржуазии уже отличалось от отцов-основателей. Владимир Рябушинский, представитель третьего поколения знаменитой династии уже в эмиграции так описывал процесс смены поколений в типичном московском купеческом роде: «Основатель фирмы, выйдя из народной толщи, сохранял до самой смерти тот уклад жизни, в котором он вырос, несмотря на то, что он уже являлся обладателем значительного состояния. Конечно, в его быту все было лучше и обильнее, чем раньше, но в сущности то же самое. Хозяин не чувствовал себя ни в бытовом отношении, ни духовно иным, чем рабочие его фабрики… Сын основателя дела обыкновенно во многом походил на отца, часто превосходя его, однако, талантливостью, размахом и умом; он-то и выводил фирму на широкую дорогу, делая ее известной на всю Россию. При нем жизненный обиход становился, конечно, иным: простота исчезала и заводилась роскошь, но зато очень развивалась благотворительная деятельность, строились церкви, школы, клиники, богадельни; тратились деньги и на поддержку славянофильских изданий. Одновременно сохранялась во всей полноте профессиональная гордость; и сын был таким же сознательным и властным хозяином, как и отец, но старой близости с народом и с мелким хозяйчиком уже не было: начинало сказываться различие в образе жизни и, что еще существеннее, в психологии…. Внук кончает университет, говорит на трех иностранных языках, изъездил весь мир, умен и талантлив, но душа у него раздвоена. Старый идеал «благочестивого богача» кажется ему наивным; быть богачом неблагочестивым, сухим, жестким, как учит Запад — душа не принимает; оставаться всецело на мирской «святости» гуманизма и социализма — мешает знание жизни; а все-таки начинает казаться, что другого выхода нет. В результате — горькое разочарование, ибо унаследованный от предков беспощадный и острый мужичий ум, несмотря на весь гипноз окружающей интеллигентской среды, не может не видеть того, что в светской «святости» социализма — мудрости змеи совсем нет, а от голубиной кротости остались лишь жалкие отребья».

Таким образом, купечество постепенно теряло свои крестьянские корни, в образовательном и культурном уровне сближалось с тем же дворянством, все больше вестернизировалось. К концу 19 в. численность городского населения составляла уже 10 миллионов человек.

Нельзя забывать и о том, что в начале 29 в. концентрация банковского капитала привела к господству «финансовой олигархии»: семь петербургских банков распоряжались более чем половиной всех капитальных средств, направленных на финансирование всей русской промышленности. Сословный состав этой олигархии был чрезвычайно пестрым. Здесь и дворяне (Путилов, Вышнеградский) и выходцы из западных областей империи, бывшие винные откупщики (Поляков, Утин).

Буржуазия играла все более заметную роль в экономической жизни страны, более того, стала заявлять о претензиях на политическую власть. Ее уже не удовлетворяла роль денежного мешка правящего режима. На лидерство в борьбе буржуазии за политическое влияние в начале 20 в. претендовала группа московских промышленников и финансистов во главе с П. П. Рябушинским.

Итак, в конце 19 и начале 20 в. роль торгового сословия переходит к буржуазии, включавшей в себя представителей самых разных сословий. Впрочем, сословная структура российского общества в эпоху капитализма уже потеряла свое прежнее значение и являлась уже больше анахронизмом.

Статья написана по материалам сайтов: http://society.polbu.ru; http://new.hist.asu.ru
Использованная литература: П. И. Иванов. Обозрение прав и обязанностей российского купечества. Общество купцов и промышленников России. М., 2005

Материал написан на основе монографий, статей, документов и материалов, представленных в разделе «Библиография».

Ответить