Главная » Москва финансовая » С миру «по нитке», казна не в убытке: налоги и «вычеты» в допетровской России (часть первая)

С миру «по нитке», казна не в убытке: налоги и «вычеты» в допетровской России (часть первая)

Налоги являются основными источниками доходов всякого государства – его «святая святых».
За счет налогов, формируются бюджеты (федеральный, региональные и местные), создаются пенсионные накопления граждан…Образование, здравоохранение, оборона, культура – вот далеко не полный перечень направлений, которые существуют и развиваются благодаря налоговым поступлениям.


[sc:ads1 ]

Но общественные блага стали целью государственной (и налоговой) политики не так давно. Еще лет двести-триста назад подати и сборы почти целиком направлялись на совершенно другие нужды. Государство ни перед кем не отчитывалось в использовании собранных им средств.

Цель оправдывает средства – налоги на заре человеческой цивилизации
Уже в древности существовало великое множество самых разных налогов.
Едва ли не первыми из них стали жертвоприношения – своего рода, «подати» в пользу мнимого защитника, покровителя общества. К примеру, чтобы обеспечить урожай или победу над неприятелем, жрецы ацтеков требовали от соплеменников кровавых жертв. 
Впрочем, «подати» в таких случаях могли быть вполне разумными. На собранные пожертвования строились храмы, снаряжались войска, сооружались плотины и каналы.
В древних государствах, таких, как Египет или Рим, для сбора налогов существовали целые армии чиновников. Разного рода подати взимались «натурой» и деньгами. Налоги платили земледельцы и ремесленники, торговцы и мореплаватели, чужестранцы и покоренные народы. Разные народы дают дань Руси. Миниатюра из Радзивилловской летописи
Впрочем, в древности, как и в средневековье, основной целью налогообложения было безвозвратное изъятие средств у населения. Государство, в пору своего становления, огромные расходы направляло на военные нужды, на обеспечение внутреннего порядка и охрану границ.
В таких обстоятельствах, сами налоги были неотличимы от дани. Многие государства, как, например, Спарта в Древней Греции или варварские королевства в раннефеодальной Европе, создавались путем захвата чужих земель. При этом, покоренное население облагалось данью в пользу победителей.
Таким образом, на заре цивилизации налоги выступали «фундаментом» будущих государств.
   
От дани к государству: «откуда есть» пошли российские налоги?
Преподобный Нестор, автор «Повести временных лет», некогда задавался вопросом «Откуда есть пошла Русская земля?». Считается, что уже в начале 9 века князь Олег объединил под своей властью Новгород и Киев – север и юг страны.
Налогообложение в России возникло едва ли не раньше, чем само Русское государство. Основой для объединения восточных славян стала дань, которую киевские князья взимали с покоренных племен.
Ежегодно князь с дружиной объезжали подвластные им земли. По пути киевляне посещали «становища» – пункты сбора дани, поступавшей со всей округи. Ее платили мехами: по белке либо «по черной куне с дыма».  Такой порядок сбора дани назывался «полюдьем».
В отсутствие каких-либо норм и правил, полюдье нередко превращалось в разбой. Известно, что в 945 году князь Игорь решил повторно взять дань с древлян. Уступив силе, те заплатили. Но когда киевский князь потребовал полюдье в третий раз, возмущенные древляне восстали и перебили всю дружину.
Княгиня Ольга, вдова Игоря, установила «уроки» (размер дани) и «погосты» (места для сбора полюдья). Так на Руси утверждалось прямое налогообложение. Постепенно, число сборов в казну увеличивалось. Менялся и характер платежей – к 11-12 векам в обращении, наряду с мехами, использовались серебряные слитки-гривны.
Помимо дани, в Киевской Руси существовали чрезвычайные и косвенные налоги. Первые платились нерегулярно, например, по случаю войны либо в связи с восшествием на престол нового князя. К косвенным налогам относились судебные и торговые пошлины, а также сборы, взимавшиеся при сделках и в ряде других случаев.
Пожалуй, древнейшей из торговых пошлин был мыт, который платили за пользование торговым местом либо за покровительство со стороны властей. Известны были пошлины за провоз товаров, взвешивание, обмеривание, наклеивание ярлыков, прикладывание печатей и т.п.
Львиную долю поступлений в казну составляли судебные пошлины. Они взимались в пользу князя с проигравшей стороны. Любопытно, что и штрафы за преступления, по большей части, оседали в княжеской казне. Так, за выбитый зуб платили 12 гривен государству и лишь 1 гривну – потерпевшему.
С принятием христианства на Руси, часть налогов стала поступать на нужды православия. В конце 9 века князь Владимир передал построенной в Киеве церкви 1/10 от всех даней, пошлин и штрафов с населения (отсюда ее название – Десятинная).
В ту пору налоги служили источником доходов не только для столичной администрации, но и для местных властей.
К 13 веку, когда большинство русских земель находились в состоянии феодальной раздробленности, налоговые системы отдельных княжеств и областей продолжали развиваться. Законодательной основой для них служили как региональные акты, разного рода уставные грамоты, так и общерусские законы (в частности – «Покон вирный»).

Заплати налоги и живи – налогообложение на Руси во времена монгольского ига
В 1237-1241 годах большая часть русских земель подверглась опустошительным набегам монголов. Походы Батыя положили начало двухвековому «монгольскому игу» на Руси. Чтобы откупиться от набегов кочевников, покоренные земли платили в Орду дань. В русских княжествах монголы проводили переписи («числа»), с целью учета податного населения. 
При сборе налогов, ордынские ханы нередко использовали откупную систему, прежде не известную на Руси. В таких случаях, подать собирали отдельные лица, предварительно уплатившие монголам «откуп», в размере условленной дани. 
Откупщиками обычно становились богатые купцы из восточных стран. Среди них были арабы, армяне, бухарцы, хазары. При откупе, население русских земель подвергалось беспощадному разграблению: откупщики «от души» набивали себе карманы, с лихвой компенсируя свои расходы.
За порядком при сборе дани следили специальные ордынские чиновники – баскаки. В случае неповиновения, они немедля сообщали «куда следует» о волнениях и других «преступлениях» против хана. Альтернативой карательному походу монголов становились унизительные для русских князей поездки в Орду и выплаты огромных «даров» и назначенной дани. Баскаки. Художник - С. Иванов  
Постепенно, сбор дани (иначе – «выхода») перешел в руки русских князей. Известно, к примеру, что Дмитрий Донской должен был заплатить «выход» в 5000 рублей. О величине той суммы можно судить по покупательной способности рубля в 14 веке: за один рубль давали корову, а за четыре – еще и коня в придачу.
Ордынский  «выход» платило все население, за исключением духовенства. Податной единицей выступала «соха» либо деревня. Размер их в ту пору не был строго определен. В качестве «сохи» могли учитывать хозяйство с двумя работниками; деревня включала в себя один-два и более дворов. Учет и сбор дани проводился княжескими чиновниками – «данщиками», которых сопровождали писцы. Те и другие получали вознаграждение из собранных налогов. 
В монгольский период, на Руси появилась «тамга», или торговая пошлина. Поначалу ее взимали с каждой торговой сделки вообще, в пользу ордынских ханов. В 14-15 веках, тамгу, как правило, платили за товары, привезенные на продажу из другого княжества либо из-за рубежа (отсюда – таможня). Величина пошлины определялась таможенными грамотами и договорами русских князей.
С усилением Москвы, как политического центра русских земель, росла их независимость от монголов. Постепенно тамга и другие налоги стали взиматься непосредственно в казну великого князя. При Иване III (после 1480 г.) Русь окончательно избавилась от ордынской зависимости.

Черное и белое: налоговые льготы в Московском государстве
Уже во времена монголов, некоторые категории населения на Руси пользовались при уплате налогов различными льготами. В первую очередь, от уплаты дани и других сборов освобождалось духовенство. Церковь, к моменту обретения Русью полной независимости от Орды, превратилась в крупнейшего землевладельца и предпринимателя; отдельные монастыри и иерархи владели десятками сел и деревень, недвижимостью в городах, различными угодьями и промыслами.
Светские феодалы – бояре – в своих владениях также пользовались налоговыми и судебными льготами. Иммунитет мог быть полным («тархан») или частичным; право на него давала жалованная грамота, полученная от княжеской власти.
В городах возникали целые кварталы, освобожденные от уплаты налогов и податей (так называемые «белые слободы»). Владельцами таких поселений, как правило, выступали крупные феодалы, хотя налоговыми льготами могли обладать и рядовые горожане. К примеру, жители Стрелецкой слободы в Москве, состоявшие на службе у государя, в мирное время занимались торговлей, ремеслами и при этом были освобождены от уплаты всевозможных налогов.
В противоположность жителям «белых слобод» и «обеленных» земель, «черные слободы» и черносошные крестьяне платили в казну различные налоги и несли государственные повинности. Население России, по степени налоговых обязательств, оставалось неоднородным вплоть до второй половины 19 века. Привилегированные сословия (дворянство, духовенство) были освобождены от податей и большинства повинностей;  «податные» (крестьяне и мещане) в полном объеме несли налоговое бремя.
Само понятие «черносошные крестьяне» сохранялось в обиходе до начала 20 века. 

Раз – приказ, два – приказ… Централизация российской налоговой системы в 16-17 веках
Несмотря на обилие разного рода налогов, молодому Московскому государству, только-только сбросившему ордынское иго, не хватало денег даже на оборону. Населения было мало, города – невелики и немногочисленны, торговля и промыслы находились в застое.
Для наведения порядка в делах, государство нуждалось в эффективном аппарате управления, который выступал бы посредником между Боярской думой и местными властями. Уже в начале 16 века в России появились учреждения такого рода – приказы. Приказные люди за работой
Новые ведомства имели постоянный штат сотрудников и, в той или иной степени, отвечали за финансовое управление. Так, в Приказ Большого прихода, учрежденный при Иване Грозном, поступали доходы от торговых и таможенных пошлин; Приказ «Новая четверть» заведовал питейными сборами; в Печатный приказ отсылались пошлины с жалованных грамот и с различных откупов; и т.п.
Колонизация новых земель, расширение торговых связей России в 16-17 веках, развитие института частной собственности требовали улучшения налоговой системы. При царе Алексее Михайловиче (отце Петра I) возник Счетный приказ, ставший прообразом Счетной палаты. Задачей его стал финансовый контроль над деятельностью других приказов и сбор недоимок. 
На местах сбором налогов занимались органы местного самоуправления – выборные  старосты, целовальники и дьяки. С конца 16 века их власть была ограничена воеводами, которые назначались из Москвы и возглавляли городскую администрацию.
Характер государственных налогов также постепенно менялся. Разного рода повинности, например, ямская, заменялись денежными выплатами. Вводились и новые налоги: «стрелецкие деньги», которые шли на жалованье стрельцам; «полоняничные деньги», уходившие на выкуп пленных и т.п.
Усиление налогового бремени приводило к народным волнениям. Едва ли не самым ярким из них стал Соляной бунт 1648 года, вызванный резким увеличением налога на соль. Отголоски борьбы населения против роста всевозможных поборов видны и в восстаниях Смутного времени (начало 17 века), и в мятежах Стеньки Разина 1670-1671 годов, других выступлениях.
С целью совершенствования налоговой политики, правительство осуществляло важные преобразования в торговле, таможенной и финансовой сферах. В 1653 году была утверждена Таможенная уставная грамота, общая для всей страны. Согласно документу, многочисленные сборы с торговых сделок (тамга, осмничее и прочие) заменялись единой рублевой пошлиной – 5% от стоимости. Упразднение внутренних таможен было на руку и российским купцам, и государству: порядок налогообложения упрощался, при этом, величина налога зависела, прежде всего, от цены товара.
Спустя четырнадцать лет, появился Новоторговый устав, который ограничивал импорт и операции иностранных купцов в пользу казны и отечественного рынка.

«Развод по-русски»: община как инструмент налоговой политики государства
В такой огромной стране, как Россия, государство не могло «успеть везде и всюду». Организация сбора налогов на местах, в значительной мере, осуществлялась самим населением. Непосредственно им занимались общины, которые существовали с древнейших времен и включали в себя большую часть горожан и крестьян, обязанных платить подати в казну.
В соответствии с земской реформой 16 века, государство, на основе писцовых книг, устанавливало всю совокупность податей и повинностей с городских и сельских общин.  Такая совокупность называлась «тяглом» и включала в себя три основных элемента: денежные налоги, натуральные сборы (хлебом и т.п.), разного рода работы и службы.
Сбор налогов осуществлялся в соответствии с государевыми указами, которые издавались практически ежегодно. Основанием для «оклада» уездов и «земель» служили данные о прошлых сборах, которые содержались в писцовых книгах.
Сумма оклада распределялась между волостями и станами каждого уезда, при участии земских старост села и посада. Такая процедура называлась «разводом». Развод между уездами и внутри него осуществлялся на основании «сошного письма», в зависимости от количества «сох», числившихся за общиной либо волостью. Последние были связаны круговой порукой, и, в случае неуплаты податей одним из участников, недоимки распределялись по другим.
Внутри общины, представлявшей собой тяглый мир, налоги распределялись «по животам и промыслам», в зависимости от состояния и платежеспособности отдельной семьи. Богатые платили больше, бедные меньше. В соответствии с таким порядком, все члены общины разделялись на три категории: «лучшие», «средние» и «молодшие».
Каждая семья имела свое количество паев, на которые и начислялась определенная доля от тягла. Таким образом, в отличие от официального обложения «по сохам», применявшегося для «развода» по волостям и городским общинам, внутри самой общины налоги «распределялись» по паям.
На общинный «оклад» собирались главы семей и после молитвы и присяги на иконе сообщали «по совести», у кого сколько денег, скота, земли, другого имущества. По итогам такой «раскладки», целовальники составляли особый список, который подписывали все члены общины.
Собранные деньги отправляли местному воеводе или сразу в Москву. При недоимках, к ответу привлекались не сами неплательщики (с которых зачастую и взять было нечего), а ответственные за сбор податей – целовальники, старосты и «лучшие люди», которых могли привлечь к правежу.   
Если «мир» покидал один из поселян, доля его тягла ложилась на оставшихся, что не устраивало ни общинников, ни государство. Круговая порука в общинах была одной из причин развития крепостничества: уже к концу 16 века, закон запрещал крестьянам переходить от одного землевладельца к другому. Государство всегда поддерживало общинную организацию, отчего та просуществовала долгие века, пережив реформы Петра Великого и само крепостное право.

Как видим, к 18 веку российская налоговая система эволюционировала вместе с государством, в сторону централизации.
Развитие аппарата по сбору податей, перевод натуральных повинностей в денежную форму, введение системы откупов (например, винных) способствовали увеличению денежных доходов казны. Унификация торговых пошлин, политика протекционизма по отношению к отечественному рынку служили не только фискальным интересам, но на пользу российской торговле и всему обществу. Наконец, законодательное оформление реформ создавало основу для дальнейшего развития единой налоговой системы.
Вместе с тем, многие задачи остались нерешенными. Единого органа, осуществлявшего контроль над сферой налогов, в России до 18 века так и не появилось. Налоги распределялись по различным ведомствам (приказам), так что не только общий бюджет, но и «концы с концами» редко когда удавалось свести.
Обилие разного рода податей и отсутствие специальных налоговых органов на местах лишь усугубляли беспорядок. Но эти и другие проблемы предстояло решать новым правителям (начиная с Петра I) и в новых условиях.

Продолжение следует.
      

Глоссарий:

Боярская дума – в Древнерусском государстве: совет при князе из старших дружинников, родичей и прочих; позднее – совет из знатных вассалов (бояр); в Московском государстве конца 15 – начала 18 вв. постоянный сословно-представительный орган аристократии при великом князе (царе), имевший законосовещательный характер.    

Выход – в 13-15 веках: дань с русских земель, выплачиваемая Золотой Орде. Ею облагалось все население, кроме духовенства. Собиралась иноверцами-откупщиками; позднее – русскими князьями.  

Дань – изначально: натуральный или денежный сбор с побежденных племен, государств в пользу победителей. Позднее, с объединением покоренных народов под властью одного политического центра (княжества) – прямой налог с населения.

Полюдье – в Древней Руси: ежегодный объезд князем и дружиной подвластных земель, с населения которых (людей) взималась дань; позднее – сама эта дань неопределенного размера.

Откуп – исключительное право на сбор налогов с населения, которое государство, за определенную плату, передавало частным лицам (откупщикам).

Покон вирный (обычай вирный; вира – штраф за убийство) – установление, определявшее размер штрафов и судебных пошлин, а также порядок вознаграждения княжеских судей. Был включен в состав «Русской Правды», древнейшего из известных сводов русского права. 

Целовальник – в России в 15-18 веках: должностное лицо, избиравшееся из среды податного населения (горожан, черносошных крестьян) для выполнения финансовых, судебных обязанностей.   

Ямская повинность –  в Древней Руси: обязанность податного населения предоставлять для государственных нужд подводы, лошадей и возчиков. В 16 веке повинность заменялась денежным сбором, который шел на содержание «ямских дворов». Обязанностью жителей таких поселений была служба по перевозке казенных грузов и должностных лиц.    

Список литературы:
ПСЗ. Собрание первое. Том I (с 1649 по 1675). СПб, 1830.
Захаров В.Н., Петров Ю.А., Шацилло М.К. История налогов в России. IX – начало XX в. М., 2006.

Ответить