Главная » Москва финансовая » Чтобы Россия была сильна, плати налоги сполна: налоги в Российской империи до отмены крепостного права (часть вторая)

Чтобы Россия была сильна, плати налоги сполна: налоги в Российской империи до отмены крепостного права (часть вторая)

Вероятно, многие из нас когда-либо задавались вопросом: «зачем вообще нужны эти налоги?» Немногие из современников охотно делятся своими доходами, тем более – «с чиновниками».  Мы нередко забываем, что Россия, как общество и как страна, не могла бы существовать без этих «поборов» и пошлин. Еще в 19 веке замечательный русский экономист и государственный деятель – Н.И. Тургенев – писал, что никакое государство «ничего не может делать для граждан, если граждане ничего не делают для государства».


[sc:ads1 ]

Походы на доходы: истоки преобразований Петра I
Правление Петра I было знаменито своими реформами, в том числе и в сфере финансов. В кратчайшие сроки требовалось превратить «дряхлую», «неповоротливую» систему сбора налогов в аппарат бесперебойного притока денег в казну.
Огромные средства поглощали военные мероприятия государства – Северная война, Прутский поход и прочие. Львиная доля бюджета направлялась на содержание и на модернизацию армии, создание флота. В начале 18 века, на нужды последнего учреждался специальный ежегодный сбор – по 10-12,5 копеек со двора. Примерно половина собранных денег (около 140 тысяч руб.) шла на жалованье морякам; остальные – на строительство и ремонт кораблей.
Известная еще с 17 века «десятая деньга» взималась с купцов – например, на создание полков нового строя; на те же нужды шли дополнительные платежи с крестьян. Налоги собирались по «запросам» правительства: так назывались разовые экстраординарные сборы, к примеру, «запрос» на содержание союзных саксонских войск в 1706 году.
Строительство Петербурга и инфраструктуры новой столицы также ложилось тяжелым бременем на жителей страны. Колоссальные деньги тратились на переселение купцов, ремесленников, служилых людей, их обустройство на новом месте, на строительство дорог, мостов, крепостей. Один Ладожский канал обошелся налогоплательщикам в сотни тысяч, если не миллионы рублей.  
Специальные «прибыльщики» изыскивали новые источники доходов в казну: орленый сбор, налоги на бани и даже бороды! Налоги взимались с постоялых дворов, с промыслов (с мельниц, с рыбной ловли и т.п.), с самих «промышленных людей».        

Через губернии к сборам: налоговая система России начала 18 века
Важнейшее значение для преобразований в налоговой сфере имела административная реформа. По примеру западных держав, в России расширялось городское самоуправление: в городах появились ратуши, во главе с бывшими старостами, которые стали именоваться «бурмистрами». Основной задачей местных властей стал сбор налогов. Так, в городах, в которых вводилась подобная должность, налоги увеличивались вдвое.
В 1699 г. в Москве, для контроля над деятельностью бурмистров, была создана Бурмистрская палата (или Ратуша). Ей передавался контроль над основными прямыми налогами с горожан, над таможенными пошлинами и кабацкими доходами.  
С 1708 г. начала проводиться губернская реформа. В соответствии с ней, страна была разделена на 8 губерний; при этом, деньги, собранные на местах, направлялись на развитие самих регионов. Постепенно, функции по управлению налогами переходили от Ратуши к другим ведомствам. Многие вопросы в отсутствие царя решал Сенат. К 20-м годам 18 века в России учреждаются коллегии (прообразы министерств), среди которых особое место занимала Камер-коллегия. В ее обязанности входили контроль над соответствием расходов доходам, над распределением и сбором налогов; поиск новых источников прибыли, организация откупов, подрядов и т.п. Сюда должны были поступать отчеты губернаторов и иных должностных лиц.
Согласно второй губернской реформе (1719 г.), губернии делились на провинции, ставшие основным звеном местного самоуправления. В провинциях – впервые в истории страны – создавались местные финансовые органы, бывшие частью государственного аппарата управления. Они назывались рентереями и служили для сбора налогов и отправки их в центр. На местах вводилась должность камерира, который должен был следить за поступлением налогов в рентерею, трижды в год составляя необходимые приходные книги и отчеты.

«Рубль двадцать» для казны, или введение «подушной подати»   
Основным налогом, приносившим государству наибольший доход, к концу царствования Петра I стала подушная подать. Она должна была заменить все прежние подати и налоги в пользу казны. 
Подушная подать с посадских людей, с государственных крестьян и близких к ним категорий населения (например, однодворцев) составляла «рубль двадцать». Крепостные платили меньше – 80 копеек; остальные 40 копеек, в виде оброка, «уходили» в карман помещика. Подушная подать не взималась с дворян, священнослужителей, отставных солдат, нищих в богадельнях и ямщиков. Из более чем 5,8 млн. человек населения страны (по данным 1725-27 гг.) лишь около 3% были освобождены от этого налога.

Куда уходят средства: налоги и таможня при преемниках Петра Великого
При наследниках Петра I остро стоял вопрос об улучшении налоговой системы. Недоимки увеличивались год от года; при этом, потребности государства в деньгах росли. По-прежнему велики были расходы на армию. Огромных затрат требовало содержание двора, соперничавшего роскошью с богатейшими дворами Европы.
При императрице Анне Иоанновне (1730-1740), племяннице Петра I, налоговое бремя достигло таких размеров, что население бежало за пределы страны. Вдоль польской границы размещались воинские команды для поимки беглых; подобные заставы создавались на дорогах в Сибирь и на Дон.
Положение усугублял тот факт, что помещичьи крестьяне платили подати и государству, и своему помещику. Последний устанавливал размер оброка совершенно произвольно и не обязан был отчитываться за долги крепостных. Нередко помещики принимали сторону крестьян, выступая против правежа и разорительных сборов. Так, в 1732 г. некто И. Александров из Карачаевского уезда избил сержанта воинской команды и призвал своих крепостных взяться за дубье. В том же году помещик Нестеров из Козельского уезда выслал навстречу воинской команде крестьян с собаками.      
Указами от 23 января 1735 года, воинские команды выводились из деревень. Отныне помещики сами должны были вносить «подушную подать» за своих крестьян.
Впрочем, недоимки по подати сохранялись и в дальнейшем, так что правительство периодически объявляло об их прощении (например, в 1741 году). С целью пополнения бюджета, государство искало новые источники доходов.
При императрице Елизавете Петровне (1741-1762) активно развивалась система казенных монополий. Государство повышало цены на соль, вино, табак; при этом, фактически в их продажной цене учитывался скрытый налог. Благодаря таким «манипуляциям», казна за несколько лет вдвое увеличила прибыльность монополий. Любопытно, что объемы продаж «подакцизных» товаров за тот же период сократились примерно в 1,5 раза.
В середине 18 века были окончательно упразднены внутренние таможни. Потери казны компенсировались повышением ввозных пошлин. Новый таможенный тариф (до 13% и выше) должен был, помимо прочего, оградить развивающийся российский рынок от европейских конкурентов.
Тем не менее, львиная доля налоговых поступлений до бюджета не доходила. Богатые вельможи и купцы брали на откуп не только продажу товаров (табак, вино), но и саму таможню. Контрабанда и разного рода злоупотребления, неизбежные в таких случаях, наносили ущерб как казне, так и всему российскому рынку. Помещики, в особенности – аристократы, приближенные ко двору, накопили огромные недоимки, порой достигавшие миллионов рублей.

«Экспедиция по доходам»: второе дыхание налоговых реформ
При императрице Екатерине II впервые, после Петра I, в России стали проводиться полномасштабные реформы местного управления. В отличие от прежних времен, государство делало упор не на насильственное выколачивание денег из подданных, но на улучшение самой налоговой системы – системы сбора, учета и использования разного рода налогов.     
В соответствии с Манифестом от 7 ноября 1775 г., в каждой губернии Российской Империи учреждалась Казенная палата («для домостроительных дел и управления казенных доходов Императорского Величества»), во главе с вице-губернатором. Новое ведомство собирало данные о численности населения, о приходах и расходах, свидетельствовало счета, управляло соляными и питейными сборами и откупами. Казенная палата следила за своевременным сбором налогов и доставляла в Сенат сведения о доходах и расходах ее губернии.
В уезды назначались уездные казначеи, которые на местах управляли сбором и хранением налоговых поступлений.
24 марта 1781 г. появилось наставление по производству дел в Казенной палате. Последняя была разделена на семь экспедиций, каждая из которых отвечала за свой круг обязанностей. Одни экспедиции ведали сбором налогов и таможенных сборов, другие – распределением доходов между центром и губернией; третьи осуществляли контрольные функции. Большинство налогов проходило через Пятую экспедицию, которая собирала информацию о числе душ, занималась рекрутским набором, винными откупами, подрядами по продаже соли из казны Губернии. 

«Даешь с капитала, сколько ни жалко»: «Жалованная грамота городам» и первый на Руси налог с капитала
Согласно Манифесту от 17 марта 1775 года, в России впервые вводился налог с капитала. Его платили купцы при записи в гильдию. В зависимости от величины объявленного состояния, предпринимателя записывали в одну из трех подобных корпораций. В первую попадали купцы с капиталом в десять тысяч рублей и более; при этом, они получали право внешней торговли. С капиталом в одну тысячу, купец мог записаться во вторую гильдию, что позволяло ему торговать по всей стране. В третью гильдию записывали торговцев и ремесленников с капиталом не менее 500 рублей. Налог взимался ежегодно и составлял 1% от объявленной суммы, которая на практике не превышала указанного минимума.
«Жалованная грамота городам» 1785 года, закрепившая привилегии купечества, одновременно повысила порог вступления в гильдии. По сути, только таким путем казна могла увеличить доход с налога на капитал.
Похожие налоги собирались и с предприятий. Владельцы текстильных мануфактур, согласно указу 1763 года, с каждого стана должны были заплатить по рублю. Если же станов на предприятии не было, налог взимался в размере 1% с его капитала.

Налоговое неравенство и «постоянные» бюджетного дефицита
Девятнадцатому веку досталась от прошлого огромная страна, с бескрайними территориями, громоздким аппаратом управления и гигантскими долгами. Основу поступлений в бюджет по-прежнему составляла подушная подать, которая взималась с непривилегированных сословий.
Постоянные траты на военные нужды, содержание двора, субсидирование дворян являлись главными причинами «недомогания» казны. Помещики, освобожденные от всех обычных налогов, а со времен Екатерины Великой – и от обязательной военной службы, уже безо всякого основания присваивали себе доходы крепостных.
Дефицит бюджета (превышение доходов государства над его расходами) вынуждал правительство искать новые источники пополнения казны. Строго говоря, источники были все те же: налоги и таможня, с одной стороны, с другой – банковские займы и выпуск необеспеченных ассигнаций. Однако способы их использования претерпели некоторые изменения.
Согласно проектам М.М. Сперанского, крупнейшего реформатора начала 19 века, чтобы «вывесть Россию из несчастного ее финансового положения», необходимо было:
— пресечь выпуск необеспеченных бумажных денег – ассигнаций;
— установить жесткий контроль над государственными издержками; сократить расходы и ликвидировать постоянный бюджетный дефицит. 
Для достижения намеченных целей, автор, впервые за два десятилетия, предлагал резко увеличить налоговое бремя. Сказано – сделано. Из рабочего «Плана финансов» (на 1810 год) появился Манифест 2 февраля. Последний предусматривал не только сокращение расходов, но и введение новых налогов, которые должны были пойти на погашение государственного долга.
В 1811 году такие временные налоги, как это не раз бывало, решили переделать в постоянные. Тем не менее, время для проведения подобных реформ было выбрано не слишком удачное. Страна стояла на пороге войны с Наполеоном, а континентальная блокада Англии вызвала упадок российской торговли и финансов. Уже год спустя, основные идеи Сперанского были отвергнуты, а сам реформатор попал в опалу и был выслан из Петербурга.    
Большее влияние на развитие налогов имели отдельные преобразования. Таковы были реформы в сфере косвенного налогообложения. Соляной устав 1818 года разрешал частную торговлю солью. Такая торговля облагалась акцизом и приносила бюджету больший доход, нежели продажи из казенных магазинов. Вслед за тем, ввели новые налоги, в виде пошлин с наследства, духовных завещаний, крепостных актов.  Тем не менее, поступавшие налоги не могли покрыть бюджетного дефицита.

«Лечебное кровопускание»: оздоровление бюджета при министре финансов Е.Ф. Канкрине     
Налоговые  реформы, вплоть до отмены крепостного права в 1861 году, преследовали две основных цели: увеличить доходы казны и сократить объем недоимок. Для этого, вводились новые налоги (например, табачный акциз – в размере 20% от стоимости продукции), повышались прежние сборы и пошлины, устанавливались «заградительные» таможенные пошлины на ввоз товаров. Увеличению подверглись и гильдейские сборы с купцов, торговых крестьян. Для возврата недоимок в уезды и волости вновь вводились воинские команды.
Впрочем, основу политики, проводимой Министром финансов Николая I – Е.Ф. Канкриным – составляло сокращение расходных статей бюджета. Такой паллиатив не мог избавить казну от хронической болезни – дефицита. С началом очередной военной кампании (на Кавказе), министр финансов вынужден был подать в отставку.

И жнец, и артельщик… и налогоплательщик
Особенно тяжелым налоговое бремя было у крестьян, в первую очередь – помещичьих. Недаром  вопрос «Кому на Руси жить хорошо?» так мучил бывших крепостных, героев одноименной поэмы Н.А. Некрасова. 
Действительно, помимо податей, которые крестьяне вносили в казну, они должны были отрабатывать барщину либо платить оброк помещику. Так как в деревне денег обычно не было, мирянам приходилось отправляться на заработки в дальние края. Уходили порознь и целыми артелями. Некоторым удавалось закрепиться в городе, сколотить определенный капитал, обзавестись делом. Но даже для простой торговли вразнос необходимо было приобрести особое свидетельство, которое формально уравнивало крестьян в правах с купцами. Кроме того, промысловый налог с крестьян был выше (!), чем соответствующие сборы с купечества. Подчас крепостные предприниматели должны были платить чуть ли не вдвое больше «вольных» купцов, которые, вдобавок, были освобождены и от оброка, и от «подушной подати», и от казенных повинностей.
Какие-либо серьезные реформы в налоговой сфере были невозможны без отмены податных сословий.      

«Уничтожение сословий» и послесловие к «Великим реформам»
В 1859 году были образованы две постоянно действующие комиссии по разработке финансовых реформ. Одна из них, созданная при Министерстве финансов, занималась пересмотром податей и сборов.  В императорском указе об образовании комиссии была довольно четко определена ее задача: «… уничтожение податной сословности и  отмена подушной подати с понижением всякого рода сборов и повинностей, лежащих на крестьянах, до размера, соответствующего их платежным силам».
Первым шагом на этом направлении стала отмена крепостной зависимости, согласно реформе 1861 года. Крестьяне, получив личную свободу, на долгие годы и десятилетия остались должниками государства и помещиков, по уплате «выкупа» за землю.
Двумя годами позднее, была отменена подушная подать с мещан. Точнее, ее заменили налогом на недвижимые имущества. В течение последующих 20 лет, ставка по нему равнялась 0,2% от стоимости городской недвижимости; позднее она неоднократно повышалась. Подушная подать с крестьян окончательно была упразднена в 1887 году. Отмена ее означало, по сути, отмену сословного деления общества: дворянство и другие неподатные сословия к 1890-м годам лишились своих основных привилегий.
Одновременно, поземельный налог, возрожденный в середине 19 века под названием «земского сбора», с 1875 года стал поступать в государственный, а не местный бюджет. Величина его составляла от ¼ до 17 копеек с десятины, в зависимости от качества почв. Крестьяне платили этот налог в среднем по 50 копеек с души.
Тем не менее, положение большинства крестьян с отменой подушной подати едва ли улучшилось. Правительство, осознавая, что платежеспособность крестьян на пределе, решило пересмотреть налоговую политику в сторону увеличения косвенных сборов.
К примеру, откупа и монополии заменяли акцизами. Подобные меры, как правило, приводили к увеличению доходов казны: с 1860-х годов до конца 19 века налоговые поступления выросли более чем втрое. Для сравнения: доля прямых налогов по отношению к косвенным за тот же период сократилась в разы.

«Сход-расход», или реформы налогового управления 
Во второй половине 19 века в Российской империи ускорилось развитие налоговой системы. Вслед за упорядочением налогов, совершенствовался и аппарат их взыскания. Взамен Департамента разных податей и сборов Министерства финансов, в 1863 году появились два новых департамента: окладных и неокладных сборов. Первый заведовал податями, земскими повинностями, сбором промыслового налога, контролем над податями и сбором недоимок; второй – акцизами с питей и соли, гербовыми, крепостными и прочими неокладными сборами. Год спустя, взимание промыслового налога перешло во вновь созданный Департамент мануфактур и торговли.
На местах, к Казенным палатам добавились губернские акцизные управления. В уездах создавались подчиненные им окружные акцизные управления. Основные принципы деятельности новых структур были изложены в принятом в 1861 году положении о питейном сборе.  Отныне и на местном уровне происходило разделение налоговых органов по типу сборов. Казенные палаты стали ведать прямыми налогами, акцизные управления – косвенными.

Тем не менее, вопрос улучшения системы налогообложения не сходил с повестки дня. Государству, для нужд развития армии и флота, транспортной системы, экономики в целом, требовалось все больше средств, основным источником которых оставались налоги. К 1880-м годам, «ручей» окладных сборов основательно обмелел. Дальнейшее увеличение казенных доходов требовало пересмотра всей налоговой политики, развития системы косвенных сборов, что, в свою очередь, делало необходимым создание отдельного регулирующего органа, наподобие налоговой инспекции.    

Продолжение следует

Глоссарий:

Десятая деньга – чрезвычайный налог в Московском государстве, позднее – в России. Известен с 17 века. Взимался с купцов и прочих торговых людей в размере 10% от доходов.

Оброк – в России (в 15-17 веках): название различных податей с тяглого населения, иногда сама «дань». Позднее – ежегодный помещичий сбор денег и продуктов с крепостных крестьян. Окончательно отменен с 1883 года.   

Окладные сборы – то же, что и прямые налоги. Величина их зависела от принятых ставок на единицу обложения (например, 10 копеек с крестьянина).     

Орленый сбор – пошлина с гербовой бумаги, введенная Петром I в 1699 году. В соответствии с царским указом, все имущественные сделки и официальные документы (купчие, записи о долгах и т.п.) оформлялись на «орленых» листах.

Питье (мн. число – питья́, пите́й) – здесь: алкогольный напиток. Отсюда: питейные сборы.

Ратуша – в России во времена Петра Великого: 1) учреждение, созданное в 1699 г. для контроля над органами городского самоуправления по всей стране. Ведала сборами государственных пошлин и налогов («Р» прописная – «Ратуша»); 2) с 1721 года – помещение для заседания городского магистрата («Р» строчная – «ратуша»).

Сенат – в России: при Петре I – орган верховного управления страной (прежде всего, в отсутствие царя). Позднее – в большей степени, высшая судебная инстанция.   

Уезд – в России (с 13 по начало 20 вв.): административно-территориальная единица. Делился на волости. С1775 года также – судебная и финансовая единица. В 1920-е гг. уезды были переименованы в районы.

Список литературы:
ПСЗ. Собрание первое. Том IV. СПб, 1830.
ПСЗ. Собрание первое. Том XX. СПб, 1830.
Захаров В.Н., Петров Ю.А., Шацилло М.К. История налогов в России. IX – начало XX в. М., 2006.     

Ответить